Герои этой войны

Тема у розділі 'українсько-російська війна', створена користувачем Syava70, 11 вер 2014.

Irbis
  1. Syava70

    Syava70 Мисливець

    Полковник Борис Кифоренко, командир бригады связи оперативного командования "Юг". Он мог не находиться под Иловайском, будучи одним из старших офицеров. Но он понимал, что надо обеспечивать связь там, где опасней всего, и чувствовал личную ответственность за своих подчиеннных, не желал рисковать чужими жизнями, не рискуя своей... Командованию ОК "Юг" предлагали сдаться в плен. Но это означало - сдать своих побратимов из добровольческих батальонов. Эти предложения никто, разумеется, не рассматривал. Товарищи по службе говорят о нем: великолепный офицер, для которого чувство долга и боевое товарищество стояли в жизни превыше всего. Настоящий профессионал армейской связи. Он прорывался с оружием в руках. Получил тяжелые ранения - были перебиты обе руки, попал в плен. Когда его принесли к российской машине, один из российских офицеров приказал полковнику подняться на борт. Борис не мог это сделать. И тогда его застрелили в упор... Вечная память настоящему ВОИНУ...
     

    Вкладення:

    oooomasterandrey та Mechanik подобається це.
  2. Safari
  3. Димон

    Димон Мисливець

    всем вечная память, и царство небесное. не должны наши люди погибать на этой бессмысленной войне, когда уже наши власти эти пи**ры власть поделят? а мы перестаним хоронить родственников и близких. президенты всех стран он иже не боги почему эти су**ки решают кому жить а кому умирать?. вечная память всем погибшим парням.
     
  4. Одинокий Вовк

    Одинокий Вовк ветеран форуму надійна команда

    Вічна пам"ять героям. Хай земля їм буде пухом.
     
  5. Syava70

    Syava70 Мисливець

    Рассказ танкиста Евгения Сидоренко, прорвавшегося из Иловайска на российском Т-72
    (реальная война под Иловайском и российское вторжение глазами полковника, офицера оперативного командования "Юг")

    Полковник Евгений Сидоренко - начальник бронетанковой служби вооружения оперативного командования "Юг" (сектор "Б" Антитеррористической операции). Участник боев под Иловайском с первого дня.

    «Я был под Иловайском с самого начала операции. Прибыл туда из Марьинки, вместе с бронегруппой Василия Коваля, в составе 4 танков и 4 БМП из состава 17-й танковой бригады. Это была наша главная ударная сила. Техника вся далеко не новая, за ней нужен квалифицированный уход, я «технарь», поэтому после каждого перехода занимался ремонтом. Да, я штабной офицер, полковник, но у нас острая нехватка квалифицированных специалистов, и потому приходится лично брать в руки инструмент, и заниматься ремонтом. Это острая проблема, поскольку техника, которую мы ставим сейчас на вооружение,давно выстояла сроки по ресурсу хранения. Согласно инструкции МО СССР, среднестатистический срок хранения боевой техники – 15 лет. Наша техника превысила этот срок в два раза. Поэтому в частях остро необходимы специалисты для проведения текущих ремонтов. Аналогичная ситуация сложилась не только с обеспечением работы бронетехники – все ведущие штабные офицеры и сам командующий сектором «Б» генерал-лейтенант Руслан Хомчак непосредственно находились под Иловайском, поскольку для управления войсками, применения боевой техники, нужны профессионалы, а их у нас остро не хватает. Генерал-лейтенант, командующий оперативным командованием, руководил различными отрядами бойцов общей численностью как одна батальонно-тактическая группа. Офицерские кадры на передовой – наперечет. Мы не имели полномочий снимать войска с других участков фронта – все самое боеспособное было стянуто под Иловайск, потому что иначе мы бы там не удержались.
    Операция по захвату Иловайска и взаимодействие всех наших подразделений были проведены тактически грамотно. Многие пути снабжения противника были отрезаны. Бронетехники было мало – каждый танк и БМП были на счету, лично командующий их распределял по позициям. Наемники атаковали постоянно, при поддержке бронетехники в том числе. Постоянно шли артналеты. Хочу отметить одну неточность в изложении – в результате многочисленных попаданий в танк там вышел из строя не досылатель, а накатник орудия. Именно поэтому ребята под огнем разгонялись и тормозили для заряжания пушки.
    Мы могли полностью захватить Иловайск, и полностью окружить Донецк – но для этого нам было необходимо усиление. Кроме того, необходимо было усиление нашего тылового района. Нам нечем было прикрывать район Старобешево-Кутейниково – прежде всего была нехватка техники. Несмотря на переброску прекрасных резервных подразделений из состава добровольческих батальонов МВД, их численность была небольшой, и они могли только усилить нашу оборону в Иловайске, без техники наступать было невозможно.
    24 августа мы получили информацию о вторжении российских войск. Генерал Хомчак запросил разрешения на немедленный отход от Иловайска, но получил приказ «Держаться», отход был запрещен. Поэтому командующий подготовил наши войска к круговой обороне. К сожалению, в результате неорганизованного отхода наших войск из сектора «Д», в результате ухода из района Кутейниково 5-го и 9-го батальонов Территориальной обороны наши тылы остались совершенно ничем не прикрыты.
    Примерно в 16.00 наша разведгруппа под командованием начальника разведки оперативного командования «Юг»выдвинулась в район Кутейниково. Там мы подобрали оставленную нашими бойцами БРМ-1К из состава, либо 28-й либо 30-й механизированных бригад. В этот момент состоялся первый огневой контакт с российскими войсками. Наш отряд прикрытия в Кутейниково уничтожил передовую разведгруппу россиян – я видел уничтоженную БМД и БТР. Мы осмотрели БМД – номера и знаки замазаны, но машина была новая.
    В это же время недалеко от нас в другом бою под Кутейниково было разбито еще одно подразделение российских десантников из состава 98-й воздушно-десантной дивизии, взято в плен 10 российских солдат.
    24 августа ночью начались серьезные бои – наши позиции подверглись ураганному обстрелу тяжелой артиллерии. Наши полевые укрытия были надежны, но тяжелая артиллерия с помощью беспилотных разведчиков громила эти легкие укрепления. Мы понесли большие потери в технике и транспорте, погибли люди. Тем не менее, наша боевая группа с помощью БМП подбила российский танк. Я не был участником этого боя, но меня сразу пригласили для осмотра трофея. Экипаж бросил машину, и бежал вместе с другими российскими бронемашинами.
    Я залез в танк и обнаружил, что это новейшая российская модификация Т-72Б -3, которая поступила на вооружение российской армии в 2012 году. Особенность модификации – тепловизионный прицел у командира и у наводчика танка типа «Сосна-У». Прицелы были повреждены нашим огнем, после небольшого ремонта ими было можно пользоваться, не работали тепловизоры и не работал стабилизатор пушки по вертикали.. В остальном танк был полностью исправен.
    Мы обнаружили документы, что танк принадлежит воинской части Российской федерации № 54096 – это 8-я отдельная мотострелковая бригада, 3-я танковая рота, командир роты – Рашитов А.Р., командир танка – младший сержант Гончаров.
    Я принял этот танк на вооружение нашей группы, и сам повел его на наши позиции, замаскировал. Этот танк во время прорыва спас жизнь многим нашим бойцам и мне лично.
    От Саур-Могилы вечером 24-го сквозь заслон российских войск к нам пробилась группа наших бойцов из состава 93-й механизированной бригады на семи БМП. Но артиллерии пришлось покинуть наш маленький район обороны – как только наши делали несколько залпов, противник засекал нас станциями артразведки и накрывал весь район несколькими дивизионами. Были серьезные потери, и артиллерию вывели. 24 августа мы могли ночью без всяких помех выйти из кольца окружения. Но не было приказа. Остались минометы, но у них был ограниченный запас мин, и скоро они остались без боеприпасов. Очевидно, без наличия артиллерийской поддержки, и линий обороны, прочных укрытий от огня артиллерии и без наличия запасов снабжения, мы могли продержаться под Иловайском очень недолго. Но задачи отходить не было, и наши войска спокойно и без паники готовились отбивать российские атаки. На солдат и офицеров произвело глубокое впечатление, что генерал Хомчак остался вместе с нами на передовой позиции. Этот пример позволял не допускать никаких мыслей об отступлении, потому что иначе выдержать постоянный массированный артобстрел было бы очень непросто. Хомчак рисковал вместе с нами, когда мы выходили район нашего командного пункта представлял собой лунный пейзаж.
    25 августа в 15.00 по дороге от Кутейниково на Иловайск была обнаружена колонна российской бронетехники – 16 единиц, включая танки, которая двигалась прямо на наши позиции, подвергшиеся артобстрелу. По радиостанции я услышал о движении колонны. Я был один рядом с российским танком, экипаж не был сформирован. Зная, что на позиции , прикрывавшей дорогу, стоит только одна наша противотанковая пушка «Рапира» из состава 2 противотанковой батареи 51-й механизированной бригады, я сел на место механика - водителя, и поехал на угрожаемое направление. У орудия стоял сам комбат Константин Коваль. Он прорвался из окружения в Иловайске, поэтому с удовольствием называю его имя. Наводчика орудия я также записал имя, но он пока не значится в списках вышедших из «котла», поэтому говорить сейчас об этом героическом воине и его расчете пока не буду. Парни проявили себя просто блестяще и профессионально. Первым же выстрелом была уничтожена головная машина противника – это была МТЛБ-6М, которая состоит на вооружении только российской армии. В этот момент я понял, что надо прикрыть наше орудие во время перезарядки и отвлечь внимание от нашей засады, и резко выехал вперед на дорогу, перебрался в кресло командира и открыл огонь из крупнокалиберного пулемета по вражеской колонне и разбегающимся солдатам. Было немного тревожно, конечно, я же не знал, кто там за моей спиной – вдруг их сейчас накроют огнем, или они побегут, а я тут один останусь, на открытой местности вообще без шансов. Но ребята оказались настоящими героями и профессионалами. Они подбили две следующих машины противника. Россияне открыли беспорядочный огонь, и под прикрытием дыма и пожара трех передовых бронемашин скрылись, бросив своих убитых, и одного тяжелораненого солдата из состава 31-й десантно-штурмовой бригады.
    В дальнейшем, противник предпринимал атаки в направлении поселка Аграрное. Они прощупывали наши силы, но встретив организованную систему огня вперед не лезли.
    В этот период активно и эффективно работали разведчики. Мы располагали точной информацией о расположении противника, постоянно велись активные поиски. Разведчики сражались геройски – одна из наших групп, совершила рейд по тылам противника, вступила в бой, они вышли к нам на моем участке, я увидел, что из девяти бойцов вышло всего четверо…
    Мы воевали, но выполняли приказ командования АТО, и удерживали позиции. Все другие наши войска в районе Кутейниково, Старобешево отошли. Своими слабыми силами, мы конечно, эти населенные пункты закрыть не могли. Воспользовавшись нашим стоянием, противник глубоко обошел наши позиции, и продвинулся на запад примерно на 25-30 километров.
    Попытки наших небольших частей деблокировать сообщение с нашей группой оказались безуспешными. Наши войска были разбиты. Мы знали об этом, и понимали, что другой помощи не будет. Боеприпасов осталось на 1-2 дня боев максимум, и за это время наше положение могло только ухудшиться. Поэтому генерал Хомчак принял решение идти на прорыв.

    Накануне Мы с бойцами провели ремонтные работы по технике - из двух-трех разбитых под артобстрелами машин приходилось собирать одну.

    Перед тем как мы уничтожали на КП аппаратуру секретной связи, я слышал, как какой-то начальник говорил, что группе надо не отступать, а наступать по направлению через Иловайск на Харцызск. Это очень удивило, но на самом деле вариантов прорыва у нас не было, кроме как идти по двум дорогам мимо Старобешева. Эти дороги как мы знали были плотно перекрыты российскими войсками. Мы предложили россиянам выдать им пленных в Старобешеве, на условии пропуска нашей колонны. Российское командование заявило, что предоставляет коридор для прохода группировки, и поскольку это было подтверждено высшим политическим руководством России и Украины, мы решили двигаться в составе колонн. Однако утром 28-го российские офицеры начали всячески затягивать выход колонны. Сейчас понятно, что это была ловушка. Противник под прикрытием переговоров усиливал свои войска на направлении движения наших колонн.

    Мы сформировали две колонны, каждую из которых возглавляли офицеры штаба оперативного командования «Юг» во главе с генералом Хомчаком. В одной колонне двигалось 4 танка, в нашей - 2. Силы были очень небольшие. Нашу колонну вел полковник Грачев, наш маршрут был от Многополье через Новоекатериновку на Комсомольское..

    Я удивлен, что некоторые люди говорят, будто какую-то колонну подставили, командиры бросили. Это оскорбительная ложь. Все, кто прорывался в колоннах, рисковали абсолютно одинаково. На всех высотах противник оборудовал позиции с танками, БМД. БМП, и снаряды могли смести любого. Командир нашей колонны полковник Грачев геройски погиб в бою при прорыве. Также погиб один из наших лучших офицеров – командир бригады связи полковник Борис Кифаренко. Ряд офицеров попали в плен после тяжелых ранений. Штаб сектора «Б» шел в бой с оружием в руках как простые бойцы, и офицеры также погибали и сражались также, как и воины-добровольцы. Память об этих людях надо уважать, а не забрасывать грязью.

    Мой Т-72 шел вторым в нашей колонне. Мне очень повезло – моим экипажем стали те самые герои из 17-й танковой – Сергей Исаев и Евгений Мартынюк. Наводчика их боевой машины эвакуировали в тыл, а они сами отказались от эвакуации и остались на передовой. И вот для этих героев нашелся новый танк. Я занял место наводчика. И мы пошли на прорыв.
    Вскоре после выхода нашей колонны завязался бой. За прошедшие четверо суток противник занял в этом районе глубокую эшелонированную оборону.
    У нас не было поддержки артиллерии – я увидел какие-то разрывы, но этот огонь был редким, и очень неточным, открыли его очень поздно, примерно в 12 часов. Поддержки авиации я не видел. Один раз я увидел пару наших самолетов, и все.
    Мы шли, полагаясь на свой маневр и огонь. Моя задача была идти как таран, подавлять и отвлекать на себя огонь противника. Огонь был очень плотным со всех стороны.
    Удивительно, что мы уцелели – под огнем противника мы прошли с боем около 22 километров. Нас спас уровень боевой подготовки, уникальное мастерство механика-водителя Евгения Мартынюка. Он вел бой постоянно маневрируя, используя складки местности, давая возможность вести огонь, и при этом не задерживался выходя из под прицельного огня. Мы получили множество попаданий. В ответ бил наш пулемет, и работала пушка. Важно было подавлять огневые точки с первого выстрела, работать на упреждение, не давать им пристреляться. Получалось неплохо. По нашим танкам противник бил сосредоточенным огнем. Второй танк в нашей колонне вскоре подбили, но нам везло.

    Как стреляли? Я достоверно видел поражение одной БМП противника, которая загорелась и взорвалась, по двум другим были прямые попадания, но фиксировать все результаты у меня не было н секунды возможности. Мы старались подавить все огневые точки, но россияне окопались, и у них было явное численное превосходство. Наш танк был подбит в 22 километрах от рубежа с которого мы начинали движение утром. Боеприпасы почти кончились. И последние российские заслоны были расположены у нас на флангах на двух высотках – нам пришлось прорываться между ними. Я довернул башню на одну из высот, тогда как со второй нас расстреливали в борт. Там был окопан танк, и я не мог поразить его, у него была в прицеле только башня. В результате попаданий все мы получили множественные ранения вторичными осколками танковой брони, были полностью разбиты все приборы наблюдения, прицел. Мы почти прорвались, но тут прямое попадание танкового снаряда вывело машину из строя. Танк заглох и Мартынюка резко бросило на прибор наблюдения, он очень сильно разбил голову, потерял сознание.
    Под прикрытием огня пулемета я вытащил Евгения из танка. Перевязались. Повезло - остались целы глаза, хотя на лицах были многочисленные осколочные ранения. Отремонтировать машину своими силами мы не могли, пришлось ее бросить. У нас был автомат у Сергея, а мой автомат мог стрелять только одиночными и не очень надежно – он был рядом со мной в танке, и оказался искорежен осколками. Нас спасло поле подсолнухов и ложбина, по которой мы прошли мимо всех дозоров и засад и вышли к своим войскам «отмахав» за ночь километров 30.
    Мы попали в госпиталь, наши раны обработали. После госпиталя я опять в строю – война продолжается, работы очень много.

    По итогам сражения за Иловайск я могу сказать так: я сражался среди героев, и я очень благодарен всем, кто проявил мужество и дрался до конца. Трусов под Иловайском я не видел. Я видел как мы били российские войска и как они разбегались во все стороны. Мы можем защитить нашу Родину от российской агрессии. Но для этого необходим профессионализм – на всех уровнях. На уровне командования, на уровне мобилизации, на уровне оснащения, разведки, взаимодействия, технического вооружения, снабжения. Мы обязаны бороться и победить ради светлой памяти тех парней, с кем мы ходили в бой под Иловайском. Тех, кто вышел, и тех, кто остался там навсегда…
     

    Вкладення:

    Mechanik подобається це.
  6. Одинокий Вовк

    Одинокий Вовк ветеран форуму надійна команда

    Ось таким офіцерам, героям і командувати українськими бронетанковими дивізіями та корпусами, та й всіма ЗСУ. Сьогодні він в Шустера виступав, видно, що настоящий чоловік, патріот, герой. А скільки вже таких героїв загинуло, душа стогне.
     
  7. Syava70

    Syava70 Мисливець

    Mechanik подобається це.
  8. Syava70

    Syava70 Мисливець

    В бою под Иловайском подлинный героизм проявил танковый экипаж командира Т-64 в составе командира - младшего сержанта Сергея Исаева, солдата-наводчика Игоря Иванченко и механика-водителя солдата Евгения Мартынюка. Чтобы оценить, под каким огнем наши воины шли в атаку, можно рассмотреть, в каком состоянии Т-64 вышел из боя.
    Бой в городе - это всегда ближние дистанции. Наши бойцы наступали на настоящую стену огня - по ним била минометная батарея, из каждого подвала и с каждой крыши стреляли гранатометы, пулеметы, снайперы. Город постоянно обстреливают гаубицы и реактивные системы залпового огня российских войск. Танкисты били по огневым точкам, штурмовой отряд "Донбасса" под прикрытием танка сумел отбить еще один дом. Большую часть того, чтобы могли получить наша пехота, принял на себя Т-64 сержанта Исаева. Пять попаданий реактивных противотанковых гранат, и сотни попаданий от пуль, в том числе крупнокалиберных снайперских винтовок. Враг понес большие потери, но подтянул резервы.
    После очередного попадания в башню был выведен из строя досылатель танкового орудия. Сержант Исаев из боя не вышел - приказал Мартынюку помочь досыланию снарядов короткими рывками - танк делал рывок, тормозил, и энергия остановки помогала загонять снаряд в ствол. Они сделали еще несколько выстрелов. Еще одна граната попала в башню - командир и наводчик получили ранения. Еще одна граната - повреждена ходовая. Они продолжали стрельбу из пулемета. Затем пулемет был также выведен из строя. Парни перевязали друг друга, но танк из боя не вышел. Танкисты увидели, что под огнем противника лежат трое бойцов "Донбасса". Евгений Мартынюк вылез из танка, и помог побратимам из "Донбасса" положить раненых на корму боевой машины. Контратака российских наемников была отбита, и только тогда танк пошел в тыл. Все раненые были благополучно доставлены на базу. Единственный невредимый танкист Евгений Мартынюк передал медикам раненых товарищей, обхватил руками боевую машину и... заплакал. Сегодня солдат пересел за штурвал нового танка.
     

    Вкладення:

    Mechanik подобається це.
  9. Syava70

    Syava70 Мисливець

    Это было в районе Луганска. Группа бойцов 140-го центра сил специальных операций из Хмельницкого - одного из самых боеспособных подразделений украинского спецназа, выполняла разведывательное задание в тылу противника.

    Внезапно, один из дозоров спецназовцев в упор столкнулся с отрядом российских наемников. Бой был на коротких дистанциях. В дозоре было два бойца. Они прицельно отстреливались, но враг грамотно начал обходить их с флангов. Спецназовцы получили приказ на отход, но сделать это было уже невозможно. Один из них получил тяжелое ранение. И напарник остался с ним - не смог бросить, хотя имел приказ на отход. Огонь был плотный. Вскоре и второй боец получил ранение. Группа слышала бой в эфире и пошла на помощь. Командование операцией выслало за парнями вертолет с другой резервной группой 140-го центра. Когда Ми-8 пошел на снижение рядом с местом боя, он оказался прямо под огнем противника - несколько очередей ударили по фюзеляжу. Забрать бойцов было невозможно - был огромный риск, и остаться в том лесу могли все. И командир вертолета принял решение уходить. "Вертушка" начала набирать высоту, не забрав окруженных. И тогда командир резервной группы заглянул в кабину пилотов и показал им гранатомет: "Или мы улетим все, или не улетит никто. На посадку!" "Вертушка" села. И тогда спецназ пошел в атаку. Пробивались, стреляли, взрывали. Шли туда, где по рациям слышались затухающие голоса окруженных товарищей, которые скоро уже не могли выходить на прием.. Когда товарищи подошли к этому месту, то увидели - среди раздробленных деревьев, исхлестанных пулями и гранатами, спиной к спине лежало два раненых, истекающих кровью бойца. Они уже не могли стрелять. Они ждали, когда за ними придет смерть, когда враг подойдет к ним. Каждый из них держал в руке гранату с выдернутой чекой. Спецназ подготовился к бою до конца.

    И их не бросили. И не улетел вертолет. И пришла помощь.

    Несмотря на тяжелые ранения, все участники этого боя остались живы, но воины находятся в госпитале.

    Будем надеяться,что скоро узнаем имена наших героев.
     
    ATIS, землянин та Mechanik подобається це.
  10. Syava70

    Syava70 Мисливець

    МИКАЭЛЬ СКИЛТ - шведский доброволец батальона МВД "Азов", по специальности - снайпер. Микаэль приехал к нам на помощь и живет за свои средства - он полюбил Украину после чемпионата Европы по футболу. Был простым волонтером на Майдане, жил в палатке.... Когда грянула война, добровольно пошел на защиту Украины в "Азов", хотя денег там не платят и социального статуса участника АТО у него никакого нет.
    У Микаэля был приятель - из Сербии, опытный воин, тоже снайпер, националист. Когда грянула война, он позвонил, чтобы спросить как там дела, можно ли приехать, он готов повоевать. Серб тоже хотел поехать добровольцем в "Азов", на помощь к Скиллту. Но потом узнал, что в "Азове" служит два добровольца из Хорватии. С хорватами служить он не может - у них один язык, но два родных народа слишком жестоко воевали друг с другом... Да и не платят в "Азове", денег не заработаешь. И вот 3 сентября, неожиданно, серб написал Микаэлю: "Я в Безымянном, под Мариуполем, вижу тебя в прицел". Как оказалось, серб поехал через российскую фирму воевать в Донбассе в рядах отряда сербских наемников "ДНР". Микаэль был в Широкино - их позиции действительно были друг напротив друга. Заметить его, конечно, не могли. Но что делать? Как стрелять, если этот не чужой ему человек попадет в прицел? Он не успели поговорить об этом. 5 сентября под Широкино отряд "ДНР", наступавший на Мариуполь, был расстрелян из засады подразделением "Азова". При зачистке, в горящем КАМАЗе, Микаэль среди тел, изрешеченных 23 миллиметровыми снарядами, увидел своего друга, который так и не успел для него стать врагом... Не он нажал на курок этой войны...
    Майкл в гражданской жизни менеджер проектов в сфере строительства, но имеет огромный военный опыт, который приобрел за 6 лет службы в шведской армии и Нацгвардии, а также на европейских военных фестивалях. Он, снайпер-разведчик, на тренировочных базах делился опытом с порой совсем неподготовленными бойцами.
    Его маленькая группа только в Новоазовске, а вернее Безымянном уничтожила более 80 врагов только за одну зачистку.
     

    Вкладення:

    Mechanik подобається це.
  11. Юра 28

    Юра 28 Мисливець

    Нашим героям присвячується!!!

    Піднімись козаче! Помирати рано!
    Знаю неможливо, бо смертельна рана,
    Та тебе чекає вся твоя родина,
    За тобою плаче ненька Укаїна.

    Піднімайся чуєш! Доки серце б'ється!
    Рана несмертельна. Це тобі здається!
    Не здавайся друже ! Не втрачай надії.
    Доки кров гаряча твоє серце гріє.

    Ти повинен жити! Жити та радіти,
    Бо тебе чекають дружина та діти.
    Піднімись козаче хай ворог здригнеться!
    Хай відчує силу яка не здається!

    Піднімайся друже, бо час не спинити!
    Бо тобі, козаче, є для кого жити!
    Є для кого жити, є чому радіти
    Бо тебе чекають дружина та діти!

    ©Володимир Чоботарь.
     
    Mechanik подобається це.
  12. Salin

    Salin Новачок

    как по мне так герои все в этой воне, те кто погиб и те кто сейчас стоит на наших границах, защищая наши спины!
     
  13. Syava70

    Syava70 Мисливець

    Дабы не быть голословным...
    К посту №6:


    [​IMG]







    [​IMG]





    [​IMG]


    [​IMG]
     
  14. Syava70

    Syava70 Мисливець

    Житель села Тарасовка (Киевская область) 56-летний Игорь Дудин удивил всю страну. Не дождавшись повестки из военкомата, он собрал рюкзак, взял велосипед и поехал в Донецк, чтобы записаться в добровольцы. На велике он проехал более 800 км! Сейчас старшина Дудин, или как его называют солдаты — Деда, несет службу возле Донецкого аэропорта в добровольческом отряде ОУН.

    ДЕДА. Родственники Дудина говорят, что он отчаянный мужчина и если что-то решил, то так и сделает. "Дедом меня называют законно, мне 56 лет — есть уже внучка, которой 7 лет. Жена, дочь и внучка живут в России, списываемся в соцсетях. Они не знают правды о том, что происходит в Украине... Как зомби, им объяснять бесполезно. А в АТО поехал потому, что не смог ежедневно слышать, как гибнут молодые парни. Ходил дважды в военкомат. Но мне сказали, если понадоблюсь, пришлют повестку. Я ждал два месяца. А в августе не выдержал, в кафе, где работал разнорабочим, попрощался с администратором Олей, перекрестился, сел на свой велосипед и двинулся в дорогу. Я — бывший прапорщик, семь лет прослужил на Кавказе, так что военный опыт имеется", — рассказывает "Сегодня" Игорь Дудин.

    [​IMG]

    "Дедуля". Игорь Дудин говорит, что будет воевать в АТО до победы

    ДОРОГА. "Велик у меня спортивный — немецкий. Подрихтовал его и стартовал 7 августа, а уже 14 был у поселка Первомайский, возле Донецка. Там и оставил велик под мостом. Ребята говорят, пусть стоит, никто не тронет, побоятся мин", — вспоминает Игорь. Каждый день он преодолевал по 60 км, дорогу спрашивал у местных. "Ночевал в лесу. С собой взял лишь 50 гривен, тратил только на воду. Останавливался в монастырях и церквях, там и кушать давали. А уже когда доехал до блокпостов, то там ребята тушенкой и хлебом угостили. А на Донецк, говорят, тебя не пустят. Но я упертый, пробрался", — говорит, улыбаясь, Дудин.

    СЛУЖБА. Поначалу мне сказали: "Езжай-ка ты, дядя, отсюда подальше, прибьет миной вместе с велосипедом". Но потом записался в отряд "Правого сектора" и месяц я был дозорным. Наблюдал за противником в бинокль. Разжился формой, каской, броником, выдали карабин. А после зачислили меня в добровольческий отряд ОУН. "Сам из карабина в сепаратистов не стрелял, но под их минометными обстрелами в окопе бывал не раз. Страшно, конечно, но это война. Я вам честно скажу — смерти не боюсь. Уж лучше я тут погибну, чем какой-то молодой парнишка. Боюсь только одиночества — это страшная штука. А здесь буду до победы, пока в Украине не наступит мир".

    В кафе, где работал Игорь, его помнят и ждут. "Он совершил сильный поступок. На такое отважится не каждый мужчина. Мы за Игоря Валентиновича переживаем, звоним ему, когда он в зоне доступа. С радостью примем его на работу, когда вернется. У него золотые руки, все умеет делать", — говорит "Сегодня" администратор кафе, Ольга.
     
    жестянщик та Mechanik подобається це.
  15. Syava70

    Syava70 Мисливець

    Первый украинский флаг над освобожденным Славянском поднял один из героев Майдана -Василий Ковальчук,тогда уже боец добровольческого батальона Нацгвардии. А рядом с ним на крыше устанавливал флаг его друг Иван Журавлев, тоже майдановец, настоящий патриот. Иван и Василий после Славянска вместе перевелись из Нацгвардии в отдельную разведроту Минобороны, которую бросили на Саур-Могилу в конце августа. Друзья держались там до конца. Иван получил тяжелую контузию, и его отправили с другими ранеными на "мицубиши" 3-го полка спецназ - но машину расстреляли российские наемники в селе Петровское. Раненые лежали в крови беспомощно у перевернутого джипа, вылетев из кузова. Враги подошли. Выстрел. Тяжелораненого Темура Юлдашева, украинского героя из Луганска, застрелили на месте. Выстрел. Добили раненого десантника 25-й воздушно-десантной бригады Виктора Самойлова. Иван ждал "своего" выстрела. Но наемники нашли у него удостоверение снайпера Нацгвардии, и это... спасло ему жизнь. Враги обрадовались такой ценной добыче и не стали добивать раненого на месте - решили утащить на базу. В тот же день водитель машины, которому удалось спастись, рассказал, что всех раненых добили, что Иван тоже погиб в этой машине - и это облетело интернет. Но Иван остался жив. Ивана избили до полусмерти прикладами и ногами, потом долго пытали и зверски истязали фсбшники в Донецке, и его освободили по обмену пленными спустя месяц плена.
    Сейчас Иван в киевском госпитале.Скоро снова станет в строй.
    На фото Иван справа.
     

    Вкладення:

    Mechanik подобається це.
  16. Syava70

    Syava70 Мисливець

    Его позывной-"Первый".Год назад его узнала вся страна как лидера ПС.
    Он всегда на передовой и сражается наравне с остальными бойцами. Несмотря на горячий сезон выборов, в Киеве почти не появляется, за пиаром не гонится. Хотя вклад ПС в оборону донецкого аэропорта сложно переоценить. Только за последнюю неделю - не менее шести "двухсотых" и 25-30 "трехсотых".
    Бывали случаи, когда военнослужащие ВСУ открыто говорили, что если бы не добровольцы ПС, то они бы давно сдали занимаемые позиции. Некоторые части просят хотя бы одного-двух бойцов к себе "для уверенности".
    Еще один пример. Сегодня некоторые танкисты саботируют выезд в аэропорт под разными поводами. Элементарный страх. В то же время, бойцы ПС подбираются к российским Т-72 на предельную дистанцию и лупят с РПГ. Потери атакующих аэропорт - огромные. Не менее 400 (!) "двухсотых" за последние пять дней.И это только россияне.Сколько обычных лугандонцев осталось "отдыхать" на взлетной полосе-их никто не считает. Один из "правосеков" лично за день "нащелкал" около 20 бойцов Омского спецназа. Есть еще много подобных случаев, о которых скорее напишут в учебниках истории.
    В связи с этим, возникает вопрос: почему у "Правого сектора" столь низкий рейтинг, а о подвигах бойцов организации упоминают лишь некоторые СМИ ? Страна должна знать своих Героев в лицо. Одного из них, можно увидеть на фото справа.

    [​IMG]
     
    Mechanik подобається це.
  17. Syava70

    Syava70 Мисливець

    Среди примеров выдающейся воинской доблести и отваги, которые проявляют украинцы в войне с Россией , оборона Саур-Могилы занимает особое место. Это одна из самых отчаянных операций, которую провели вооруженные силы Украины.
    Его позывной- "Сумрак", Игорь Гордийчук - офицер Главного командного центра Генерального штаба Украины.
    Справка:
    Гордийчук Игорь Владимирович родился 12 ноября 1972 года в селе Зализныця Корецкого района Ровенской области.
    Образование:
    Киевский институт Сухопутных войск.
    Национальная академия обороны Украины – факультет подготовки офицеров оперативно-тактического уровня (окончил с «золотой медалью»).
    Колледж сухопутных войск США в Карлайл, Пенсильвания по специальности «управление воинскими частями и соединениями».
    Свободно владеет иностранными языками: английский, немецкий, польский. Закончил курс английского языка для военнослужащих в вооруженных силах Канады по стандарту STANAG 6001.
    Принимал активное участие в большом количестве боевых операций украинских войск специального назначения в ходе Антитеррористической операции. Лично возглавлял отряды спецназ, выполняя задачи глубинной разведки далеко за линией фронта.
    командование Антитеррористической операцией приняло решение удерживать высоту – дело в том, что российские колонны на южном фронте находились в поле зрения наблюдателей с Саур-Могилы, и наносить им огневое поражение было возможно только если вершина находится в наших руках.
    Командующий Антитеррористической операцией Виктор Муженко принял решение – высоту Саур-Могилу взять под контроль любой ценой. Обеспечить постоянное наблюдение и корректировку артогня по прорывающимся российским колоннам в приграничном районе. Для выполнения этой задачи был нужен необыкновенный командир, который останется в живых, который сумеет мотивировать бойцов и организовать оборону и корректировку огня в смертельно опасных условиях, при огромном превосходстве противника в огневых средствах. И лично Муженко принял решение направить на Саур-Могилу командира, который был у него в штабе и которому он абсолютно доверял.
    Этим человеком был полковник Игорь Гордийчук
    Получив задание от командующего АТО, Гордийчук не колебался, а сразу приступил к подготовке для выполнения боевой задачи. Времени было немного. Сил – тоже.
    Один из друзей Гордийчука, авторитетный командир спецназа, полковник К. сказал: «Трудно подобрать слова, чтобы в должной мере оценить поступок Гордийчука и его группы. Игорь прекрасно понимал, что это билет в один конец. И шансов не вернуться с этого задания гораздо больше, чем шансов выжить. Там было смертельно опасно. Но он как военный человек понимал ключевое значение Саур-Могилы, и знал, что этот приказ необходимо выполнить. "Сумраку" поступил приказ держать оборону Саур-Могилы любой ценой".
    12 августа разведчики Гордийчука в составе 14 человек из группы специального назначения «Крым» прорвалась на Саур-Могилу, взяли под контроль наблюдательный пункт на вершине, и приступила к выполнению боевой задачи – корректировке артогня.
    Как отметил один из наших высокопоставленных украинских военачальников П.: «Работа Гордийчука была результативной, и оказывала большое влияние на всю обстановку на южном фланге фронта. По выявленным колоннам боевой техники, которые незаконно вторгались на территорию Украины, многократно наносились удары артиллерией, а также реактивными системами залпового огня «Смерч» и оперативно-тактическими ракетными комплексами «Точка-У». Эффективность ударов разведка оценивала очень высоко. У нас не было в том районе беспилотников, а российская ПВО не позволяла применять авиацию. Действия группы Гордийчука заменяли эскадрилью разведывательных самолетов. Но наши самолеты сбивали - а вот Гордийчука с Саур-Могилы сбить не удалось никому».
    Группа Гордийчука находилось под постоянным огнем тяжелой артиллерии, и почти ежедневно пехота противника штурмовала вершину.
    Укрытия спасали жизни, но от близких разрывов бойцы получали ранения и особенно сильные контузии, которые выводили людей из строя. Гордийчук также неоднократно был контужен, но позицию не бросал, только иногда он отключался в блиндаже, но потом восстанавливался.
    Дневные штурмы иногда отражались с помощью артиллерийской поддержки, но нередко только с помощью стрелкового оружия и гранатометов. Наемники предприняли также шесть попыток захватить Саур-Могилу ночью. Защитники вершины выдержали множество боев на ближней дистанции. Благодаря грамотно организованной обороне и уровню индивидуальной подготовки защитники несли минимальные потери.
    Один из сослуживцев Гордийчука полковник В. вспоминает: «Мы понимали, насколько отчаянным было положение на Саур-Могиле. Гордийчук просил у нас только боеприпасы и таблетки от головной боли – потому что под постоянным обстрелом артиллерии все защитники получали в разной степени контузии. Это было невероятно. С 12 августа отряд Гордийчука почти без сна непрерывно отражал штурмы либо подвергался обстрелу тяжелой артиллерией».
    Гордийчук с Саур-Могилы не уходил. Бойцы 4-й роты 42-го батальона Территориальной обороны Кировоградской области под командованием подполковника Александра Мельниченко – позывной «Сокол», помогли удержать Саур-Могилу – они тоже стояли до конца. Десантник 25-й бригады Денис Мищенко, защищавший Саур-Могилу, вспоминает о том, как сражались наши воины:
    «В укрытиях вокруг горы, в полях вокруг горы было большое количество трупов боевиков, уничтоженных при отражении так на высоту. В окрестностях высоты было разбросано огромное количество брошенного ними снаряжения, оружия, боеприпасов. Под Саур-Могилой была мертвая зона. Запах просто ужасный. У них не получалось нас взять. и за это российская артиллерия громила нас круглые сутки. Это был ад».
    Ночью «Сумрак» дал приказ на отход с Саур-Могилы. Перепаханная высота 277 была оставлена украинскими воинами после 12 суток непрерывных боев. Все эти 12 суток под постоянным огнем врага полковник Гордийчук не бросал занятую позицию, несмотря на ранение в руку и контузию.
    «Сумрак» вел свою группу ночами. Они шли к ближайшим позициям украинских войск – это была уже окруженная на тот момент российскими войсками под Иловайском группировка сектора «Б» генерала Хомчака, которая заняла круговую оборону и отбила все атаки российских частей.
    Разведчикам удалось скрытно пройти по тылам противника около 60 километров, и присоединиться к нашим войскам под Многопольем. Вместе со всеми украинскими частями они пошли на прорыв 29-го августа.
    Вспоминает сержант Стегарь:
    «Мы ехали в одном грузовике. Гордийчук был в кабине водителя. Нас обстреляли внезапно, и тут же машина была накрыта снарядами и минами. Взрыв произошел в кузове, машина загорелась. Мы вывалились из пылающей машины, подойти на помощь полковнику не могли – огонь по дороге был невероятной плотности, надо было отвечать. И дверь кабины открылась, и Гордийчук сам выбрался из машины. Он выполз к нам сам. Мы его подобрали и сделали перевязку. Рана была страшной – было невероятно что это мужик сам двигался с такой раной и пытался продолжать бой. Крупный осколок поразил затылочную часть, неприкрытую каской. Полковник пытался продолжать командовать боем, он даже срывал повязку. Но вскоре от потери крови он остался без сил. Российские десантники взяли в плен меня, Гордийчука и еще несколько бойцов. Полковник был без сознания. Нас собрали на поле, а Гордийчука они бросили в стороне и не разрешали оказать ему помощь. Сказали, мол, этот долго не протянет. Весь день полковник лежал сам, без какой-либо помощи и ухода, с одной той повязкой, которую мы ему сразу наложили. Потом нас увели. Когда я узнал, что этот потрясающий офицер выжил, меня такая гордость за него взяла! Спасибо ему, в эти страшные дни он был для нас примером мужества».
    Игоря Гордийчука, находившегося без сознания доставила в больницу Мечникова в Днепропетровске спустя двое суток после ранения машина «Красного Креста».
    С 1 сентября – уже полтора месяца Игорь Гордийчук находится в реанимации нейрохирургического отделения. Лучшие украинские нейрохирурги стараются поставить его на ноги. Но состояние полковника остается тяжелым. Все эти дни с ним почти неотлучно находится жена Татьяна, дочь Марта…
    За здоровье "Сумрака" надо молиться.
    За проявленные в боях мужество и героизм, образцовое выполнение воинского долга, полковник Игорь Владимирович Гордийчук представлен Генеральным штабом к высшей государственной награде – званию Герой Украины.


    [​IMG]
     
    Mechanik подобається це.
  18. Syava70

    Syava70 Мисливець

    Игорю Гордейчуку, настоящему полковнику, и одному из наиболее профессиональных и ответственных офицеров, превосходно показавшему себя в ходе обороны Украины от российской агрессии, сегодня присвоено звание "Герой Украины."
     
    Mechanik подобається це.
  19. Syava70

    Syava70 Мисливець

    Его позывной- "Маршал". Офицер семьдесят девятой отдельной аэромобильной бригады.Именно он командует "киборгами" из Донецкого аэропорта,которые с конца мая героически отбивают попытки штурма террористов и российского спецназа.
    На днях он обратился к тому,кто командует боевиками.Его зовут "Гиви".
     
  20. Syava70

    Syava70 Мисливець

    Вот еще немного

    [​IMG]
     
    жестянщик та Mechanik подобається це.
  21. Syava70

    Syava70 Мисливець

    Утренняя гимнастика у бойцов "Правого сектора" в Донецком аэропорту.
     

Поділитися цією сторінкою

Графф